Озвучены основные риски 2020 года

Рейтинг честных брокеров бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    Лидер на рынке! Надежный брокер бинарных опционов, идеальный для новичков! Даёт большой бонус за регистрацию:

Прогноз-2020

Александр Высоцкий,
политический обозреватель

Минэкономразвития опубликовало Концепцию долгосрочного социально-экономического развития
России до 2020 года.

В июле ведомство Германа Грефа разразилось 130-страничным предварительным описанием программы экономического развития страны. Заглядывая на 13 лет вперед, Министерство экономического развития и торговли попыталось описать российскую экономику по состоянию на 2020 год.

Для пессимистов
В концепции заложено три возможных сценария развития страны. Первый — пессимистический — носит название инерционного.

Вот что пишут о нем авторы концепции:
«В основе инерционного сценария лежит консервация экспортно-сырьевой модели развития при сужении ее потенциала в связи с замедлением роста экспорта углеводородов, открытием внутренних рынков готовых товаров, снижением ценовой конкурентоспособности перерабатывающих производств. Сценарий инерционного развития характеризуется:

  • отказом от реализации новых долгосрочных приоритетных проектов и программ, реализующих сравнительные преимущества экономики;
  • усилением экономической дифференциации населения, сдерживающей процессы модернизации социальной инфраструктуры;
  • доминированием дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве.

    В данном сценарии возможности экономического роста будут определяться в основном следующими факторами:

  • возможностями увеличения экспорта углеводородов, которые будут ограничены медленным развертыванием трубопроводной инфраструктуры и недостаточным освоением новых месторождений;
  • снижением технологической конкурентоспособности обрабатывающих производств и сохраняющимся опережающим ростом импорта;
  • снижением качества человеческого капитала;
  • сохраняющейся невысокой нормой накопления основного капитала (20—24% ВВП), не позволяющей обеспечить рост производительности труда выше 3—4% в год.

    К 2020 году не преодолеваются в полной мере инфраструктурные ограничения экономического роста (дефицит энергетических мощностей, дефицит транспортной инфраструктуры). Сохраняются современные структурные характеристики: доминирование сырьевого сектора и в экспорте, и в накоплении капитала, слабое развитие обрабатывающих секторов, анклавный характер высокотехнологичных секторов и экономики знаний. Обрабатывающие производства в целом остаются низкоконкурентоспособными.
    Темп роста ВВП начнет быстро снижаться (к 2020 году — до 3—4%). При этом высока вероятность того, что в 2020—2020 годах из-за образования отрицательного торгового сальдо и недостаточного притока иностранного капитала курс рубля значительно понизится. В 2020—2020 годах динамика ВВП стабилизируется на уровне около 3% в год. В целом за 2008—2020 годы ВВП вырастет в 1,6 раза, что не позволит решить стратегические задачи в области социального развития, национальной безопасности и укрепления позиций России в мире».

    Что и говорить, картина невеселая. На деле подобный сценарий стагнации означает окончательное превращение России в сырьевой придаток развитых и растущих экономик. Положение будет дополнительно осложняться дряхлеющей инфраструктурой, падением производительности труда и качества образования.

    Для реалистов
    К сожалению, даже второй, более оптимистический сценарий де-факто вновь оставляет России лишь роль поставщика энергоносителей. Согласно планам «энергосырьевого развития» страна в целом продолжит идти по тому пути, который наметился в экономике в последние полгода. То есть поступательное развитие будет реализовываться за счет нефтегазовых доходов. При этом сохранится высокая степень зависимости от нефтяной конъюнктуры, усилится сырьевая специализация России в мировой экономике.
    Концепция: «Сценарий энергосырьевого развития предполагает частичное снятие ограничений инерционного развития за счет реализации конкурентного потенциала России в сферах энергетики и транспорта, повышения качественного уровня энергосырьевых отраслей и укрепления сырьевой специализации России в мире. Он характеризуется:

  • реализацией (в том числе в рамках частно-государственного партнерства и иностранного партнерства) крупномасштабных проектов, обеспечивающих добычу и разработку месторождений полезных ископаемых в новых районах добычи (нефть Восточной Сибири, газ Арктического шельфа и др.) и строительство соответствующих трубопроводов;
  • резким повышением эффективности использования месторождений за счет внедрения новых технологий;
  • диверсификацией направлений экспорта российских углеводородов (в том числе увеличением экспорта в Китай) и созданием соответствующей инфраструктуры;
  • развитием транспортной инфраструктуры, обеспечивающей реализацию транзитного потенциала экономики; (в том числе совместных проектов по добыче и экспорту углеводородов в рамках ЕврАзЭС и с другими государствами);
  • модернизацией и интенсивным развитием российской энергетики, вводом новых эффективных генерирующих и сетевых мощностей в электроэнергетике с постепенным повышением доли атомной, угольной и альтернативной энергетики;
  • наращиванием инновационной активности в энергетике, топливных и сырьевых отраслях (металлургия, основная химия), сопряженных машиностроительных производствах, обеспечивающей их технологическую модернизацию и повышение конкурентоспособности на мировых рынках;
  • низким уровнем инновационной активности высокотехнологичных секторов, обусловливающим увеличение их качественного отставания от лидирующих стран и сохранение высоких темпов импорта.

    Реализация данного сценария позволяет сформировать новые источники роста, основанные на ускоренном развитии энерго-сырьевых отраслей: ТЭК, металлургии, химии, а также транспорта. Импульс технологического развития получит часть обрабатывающих отраслей, главным образом связанных с обеспечением развития энергетики, сырьевого сектора, транспорта. В то же время значительная часть отраслей, не сопряженных с экспортно-сырьевым ядром, будет развиваться в инерционном режиме, характеризующемся падающей конкурентоспособностью.
    Возможности экономического роста будут определяться в основном следующими факторами:

  • наращиванием экспорта энергоносителей, сырья и транспортных услуг при усилении зависимости экономики от конъюнктуры мировых рынков углеводородов;
  • ускоренным развитием транспортной инфраструктуры;
  • возможностями обеспечения внутреннего энергопотребления, высокая динамика которого будет обусловлена доминированием в структуре экономики энергоемких сырьевых отраслей;
  • отставанием технологической конкурентоспособности обрабатывающих производств, не связанных с энергосырьевыми и транспортными отраслями;
  • недостаточной динамикой повышения качества человеческого капитала;
  • сохранением сильной социальной и региональной дифференциации и низкой динамикой формирования российского среднего класса.

    Рост ВВП составит до 2020 года 5,5—6%
    в год. В 2020—2020 годах вероятно замедление роста до 4,5—5,5%. В целом за 2008—2020 годы ВВП увеличится в два раза, что не обеспечит решения перспективных задач в
    области социального развития и национальной безопасности. Россия займет лидирующие позиции на мировых рынках энергоносителей и будет играть ключевую роль в энергетическом обеспечении стран — мировых лидеров. При этом будет нарастать общее технологическое отставание России от этих стран и усиливаться ее зависимость от импорта технологий. Также сохранится сильная зависимость российской экономики от конъюнктуры нефтяных и сырьевых рынков».

    Для оптимистов
    Концепция, однако, была придумана вовсе не для того, чтобы правительство расписалось в собственном бессилии противостоять превращению России в нефтяное нечто с межконтинентальными ракетами.
    По сути, весь документ писался ради третьего, инновационного сценария развития. Именно он принят правительством в качестве руководства к действию.

    Концепция: «Сценарий инновационного развития отражает использование инновационных источников роста за счет реализации конкурентных преимуществ российской экономики как в традиционных (энергетика, транспорт, аграрный сектор), так и в новых наукоемких секторах и экономике знаний. Он предусматривает:

  • создание эффективной национальной инновационной системы и развертывание долгосрочных программ и проектов, обеспечивающих лидирующие позиции России на рынках высокотехнологичных товаров и услуг;
  • глубокую модернизацию социальной инфраструктуры, включая образование, здравоохранение, жилищный сектор, обеспечивающую значительное повышение качества человеческого капитала и стандартов жизни населения;
  • модернизацию инфраструктурных отраслей экономики — транспорта, электроэнергетики, связи и информационно-коммуникационных технологий — при значительно более высоком, чем во втором варианте, повышении эффективности энергосбережения;
  • создание новых региональных центров экономического развития в Поволжье, на Дальнем Востоке и Юге России, преодоление отставания депрессивных регионов;
  • развитие многовекторной модели интеграции в мировой рынок, опирающейся на расширение внешнеэкономических отношений с США, Евросоюзом, Китаем, Индией, и формирование новых, более глубоких форм интеграции и сотрудничества с государствами СНГ.

    Реализация данного сценария позволяет обеспечить выход на уровень социально-экономического развития, характерный для развитых постиндустриальных стран, за счет повышения конкурентоспособности российской экономики, ее структурной диверсификации и роста эффективности.
    Существенно сократится разрыв между Россией и ведущими странами мира по уровню благосостояния. Объем ВВП на душу населения (по ППС в ценах 2005 года. — Прим. ред.)
    к 2020 году составит не менее $21 тыс.,
    к 2020 году — $30 тыс., что приблизительно соответствует текущему уровню развития стран Еврозоны. Разрыв в уровне душевого дохода по сравнению с США сократится с трех до менее чем двух раз (отношение душевого дохода по ППС поднимется с 28 до 53% от современного американского уровня).
    Россия займет достойное место в мировой экономике, будет обеспечена ее интеграция
    в мировое хозяйство на основе использования научно-исследовательского, образовательного и производственно-технологического потенциалов, а не только энерго-сырьевого экспорта. Доля России в мировой экономике увеличится с 2,6% в 2006 году до 3% в 2020 году и 3,4% в 2020 году.
    Значительно повысится конкурентоспособность и структурная диверсификация российской экономики. Определится специализация России на рынках высокотехнологичной продукции — авиационной и космической техники, судостроительной продукции, ядерных технологий, создания программного обеспечения, космических запусков. Экспорт машиностроительной продукции по отношению к 2006 году увеличится в два раза к 2020 году и в пять раз к 2020 году.
    Повысится качество человеческого капитала в соответствии с требованиями постиндустриальной экономики. Показатели, характеризующие развитие человеческого капитала (в первую очередь уровень и качество профессионального образования) как минимум придут в соответствие со средним значением для развитых стран. После
    2020 года не менее 50% экономически активного взрослого населения будет иметь высшее профессиональное образование.
    Комплексная модернизация экономики позволит повысить темпы роста по сравнению с инерционным вариантом развития на 2,8 процентных пункта в 2020—2020 годах и на 3,6 процентных пункта в 2020—2020 годах. Основной вклад в ускорение темпов роста внесут факторы инновационного развития (2,3 процентных пункта в 2020—2020 годах), связанные с ускоренным ростом высокотехнологичного сектора и экономики знаний, интенсивным технологическим обновлением производства и повышением качества образования. Модернизация энергетики, транспортного комплекса и рост нефтегазового комплекса повысят темпы роста экономики на 0,6—0,7 процентных пункта».

    Этот радужный прогноз, к сожалению, не подкреплен реальными предложениями.
    В документе нет ни слова о том, каким, собственно, образом страна должна перейти к инновационному развитию. То же самое можно сказать и об остальных разделах концепции. Несмотря на громкие названия («Развитие национальной инновационной системы и поддержка технологического развития», «Формирование региональных зон опережающего развития» и др.), непонятным остается механизм отказа от «нефтяной иглы».
    Конечно, прогнозы — дело неблагодарное. А прогноз на 13 лет вперед — тем более. За чуть больший срок в стране рыночная экономика пришла на смену плановой, а потом вновь усилилась роль государства. Тем не менее концепция — это лишний повод задуматься над тем, куда уже сегодня идет страна. И уже за один этот повод мы можем быть признательны Герману Грефу и МЭРТ в целом.

    Евгений Гавриленков, главный экономист ИК «Тройка Диалог» (из комментария для журнала «Деньги»):

    — У нас, как обычно, три дороги. Направо пойдешь — одно потеряешь, налево — другое. Остается только один путь — инновационный.
    Я достаточно спокойно смотрю на такие прогнозы, когда говорят, что через 20 лет инфляция будет 3,5%. Может, да, а может быть, и нет. Это из области непросчитываемой. Именно поэтому в концепции и называются сценарии, а не расчеты. Это целевые установки: что хотелось бы видеть. Если мы хотим видеть ВВП на уровне 6—7%, то примерно, исходя из нынешних пропорций, нужно, чтобы сжимался чистый экспорт, чтобы росли быстрее инвестиции, чтобы одновременно с этим росла производительность и т. д. Ничего нового нет.
    Каждые два-три года какая-то инициативная группа готовит такие концепции. Раньше их готовил Центр стратегических разработок. Тогда говорили, что если мы не будем делать ничего, то так и будем катиться по инерции, поэтому надо делать что-то инновационное. То есть пожелания всегда высказывались правильные. Основной проблемой таких документов я считаю отсутствие четкой связки между априори нормальными желаниями диверсифицировать экономику высокими темпами и теми механизмами, которыми предполагается это осуществить.
    Хорошая задача, но не очень понятно, что нужно сделать, чтобы выйти на указанные достижения, насколько они реализуемы с учетом всех политических рисков.
    В предыдущие годы, начиная с 1999—2000 годов, долгосрочную стратегию впервые написали в центре Грефа, причем там был гораздо более проработанный документ. И в 2001, 2002, 2003 годах начали что-то делать.
    В 2000-х годах нас спасло то, что росли цены, темпы роста экономики оказались даже выше, чем изначально предполагалось. И кстати, расчеты, которые делались в 2000 году на десять лет для программы Грефа примерно на основе таких же подходов, где ВВП должен был вырасти на 70%, фактически оправдались. Мы примерно так и растем, даже чуть быстрее, но в целом благодаря растущим ценам.
    Что будет дальше, неизвестно, поскольку исключать ничего нельзя. Возможно, к тому времени цена на нефть будет $100—300 за баррель. Тогда инерционный сценарий окажется не самым плохим. Если же гипотетически рассматривать вариант падения цен на нефть до $30 за баррель, то никакие инновационно-инвестиционные сценарии не помогут.
    Зависимость от нефти есть. Она преодолима, но это очень длительный процесс. Небольшой пример. В прошлом году наш экспорт составил $303 млрд. В этом году он будет, наверное, немного больше, но в целом мы можем ориентироваться на эту цифру. Предположим, случилось небольшое колебание цен на нефть, из-за чего экспорт упал на 10%. Это означает, что экспортные доходы снизились на $30 млрд. Если мы хотим заменить их чем-то инновационным, то, например, возьмем региональный самолет КБ «Сухой». Его каталожная цена $27—30 млн. То есть для того чтобы компенсировать небольшое колебание нефтяного рынка, надо не просто выпустить, но и продать за рубеж 1000 таких самолетов за год. Возможно это? Нет.
    Все это я к тому, что поиск каких-то заменителей сырьевых товаров, от которых мы получаем основную долю доходов, займет очень много времени. Слова в концепции написаны правильные, но насколько все это осуществимо — вопрос.

    Владимир Ионцев, зав. кафедрой народонаселения МГУ (из комментария «Новым известиям»):
    — В части народонаселения проблема правительства в том, что оно обращает внимание только на количественные во-
    просы, игнорируя качественные. У нас идет деградация народа, и это вещь пострашнее демографического спада. Да, увеличивать рождаемость хотя бы до уровня простого воспроизводства необходимо, и пример Франции показывает, что это возможно. Но что делать с уже родившимися детьми, которые в нашей стране тысячами оказываются на улице? А что делать с детьми-инвалидами? К сожалению, число нетрудоспособных растет, и эта удавка будет сжиматься не только за счет старения, но и за счет ухудшения здоровья населения.
    У руководства страны нет никакой внятной миграционной стратегии. Да и объективно объемы миграции сокращаются,
    и восполнить убыль населения они никак не могут.

    Ольга Беленькая, аналитик компании ИК «Совлинк» (из комментария «Новым известиям»):
    — Настораживающим трендом, озвученным в докладе, является ухудшение торгового баланса — по всем сценариям Минэкономразвития Россия будет ввозить больше, чем экспортировать. При этом чем более интенсивным прогнозируется экономический рост, тем больше будет отрицательное сальдо. По инерционному варианту оно составит в 2020 году $12,3 млрд, по энергосырьевому — 37,7, а по инновационному — 81,6.
    Возникновение торгового дефицита предрекалось и раньше, и основания к тому были. Сегодня объем добычи энергоресурсов, составляющих львиную долю экспорта, растет очень медленно, в основном увеличение происходит за счет роста цен на нефть, а согласно прогнозу правительства его продолжения в ближайшие годы ждать не стоит. Отрицательное торговое сальдо — серьезная проблема, решить которую будет не так-то просто. В правительстве, исходя из нынешних показателей, надеются компенсировать его за счет притока капитала. Но приток в этом году носит явно конъюнктурный характер и связан с масштабными корпоративными заимствованиями, а также укреплением курса рубля. В будущем же рубль вполне может девальвироваться. В результате, чтобы выровнять ситуацию, стране придется все больше занимать за рубежом.

    Елена Матросова, директор центра макроэкономических исследований «БДО Юникон» (из комментария для журнала «Деньги»):
    — Я бы остановилась на трех моментах. Основная идея концепции заключается в том, что до 2020 года Россия встанет на инновационный путь развития. Конечно, мы очень рады таким перспективам, но
    2020 год наступит через 13 лет, то есть это уже обозримое будущее. Такая серьезная диверсификация отечественной экономики, основой которой должен стать научный потенциал, — очень сложная задача, требующая гигантских инвестиций. Должно быть задействовано огромное количество областей экономики, начиная от образования, где будут готовить специалистов. То есть концепция предполагает создание особой системы регулирования — высокорентабельной и доходной, — чтобы инновационный сектор конкурировал с сырьевым.
    Если рассматривать ситуацию в динамике, то за последние 15 лет в России произошла очень серьезная потеря по некоторым позициям. Так, у нас была хорошая фундаментальная школа, вузы. Потом был провал, переориентация. И область образования в России достаточно долго была не то чтобы совсем забыта, но никому не интересна. Научные направления закрывались, пошло устаревание научного потенциала, рушилась научная инфраструктура: НИИ, КБ, проектные институты и т. д.
    Другой фактор — это то, что на сегодня в России сохраняется достаточно серьезная диспропорция между добычей и обработкой. В стране надо поднимать обрабатывающую промышленность, машиностроение. Причем должна быть выстроена полная инфраструктура — от идеи до практического применения. Но сначала надо просто поднять отрасль. Предположим, что какая-то высокотехнологичная идея придет на завод, а там до сих пор кувалдой работают. И что? Или, возможно, мы будем продавать патенты. Как это сделать? Дать отрасли ресурс развития, провести модернизацию, и только тогда в ней возможно применение каких-то высокотехнологичных идей на практике. Все-таки власть планирует выйти к 2020 году на $60—100 млрд высокотехнологичной продукции — это 1% мирового рынка, и здесь еще будет фактор конкуренции. Поэтому сейчас нужно искать свою нишу.
    В концепции должны быть очень четко выстроены приоритеты, рассматриваться определенные этапы, а не инновационный путь вообще. Нужны конкретные решения, во что мы вкладываем: в биотехнологии, в IT? Все невозможно охватить: это требует очень больших денег, не только государственных. Государство может помочь налогами, сделать какую-то инфраструктуру, но нужен еще и менеджмент, который возьмет на себя всю цепочку — от мозгов до практического применения.
    Я считаю, надо от глобализации переходить к более разумному и конкретному плану.
    И конечно, демографическая проблема. МЭРТ подчеркивает проблему сокращения населения и т. д. Но они должны не подчеркивать, а говорить, чем это можно компенсировать. Если не будет человеческого ресурса, то ни высокие цены на нефть, ни новейшие технологии не смогут сохранить позиции России в мире. Надо учитывать, что такая же проблема сейчас есть в Европе, и они уже ловят наших людей, создавая им более хорошие условия для работы, потому что мы можем для них быть некоей компенсацией сокращения человеческих ресурсов. Поэтому в инновационной сфере я бы поставила на первое место трудосберегающие технологии.
    В целом в концепции недоучтены внешние и внутренние риски — с энергетикой, с рабочей силой… На 13-летнюю перспективу пока нет ни одного решения всех заданных вопросов, поэтому рассматриваемые сценарии выглядят фантастичными.

    Антон Табах, старший аналитик ФК «Уралсиб» (из комментария для журнала «Деньги»):
    — Планы хорошие, но, как и все остальные, они будут очень сильно скорректированы реальностью, тем паче что планы, которые верстаются при исторически очень высоких ценах на сырье и бурном экономическом росте на 13 лет вперед, часто могут не соответствовать действительноти. В таких случаях всегда вспоминается Ходжа Насреддин с его обучением ишака чтению. Я не говорю ничего плохого про МЭРТ, это просто проблема любых долгосрочных планов — от программы КПСС по строительству коммунизма и продовольственной программы до планов социально-экономического развития городов и весей.
    Но вот то, что долгосрочные планы все же делаются, — это хорошо, потому что это некая «дорожная карта». Куда она приведет — другой вопрос. Куда пойдут деньги, понятно — на компенсацию того, чего не делалось последние 15 лет. А не делались инфраструктура, здравоохранение, повышение доходов бюджетников. Или делались, но нерационально. Соответственно от инфраструктуры деньги пойдут во все, что связано со строительством и технологиями — от цементных заводов до энергетики и телефонов.
    От растущих доходов населения деньги пойдут в банки, которые все это будут обслуживать, в розницу, производителям медицинского оборудования. Хотя по поводу нашей лекарственной индустрии вопрос спорный: может, ее проще убить, чем прокормить.
    Концепция представляет собой план бурного экономического роста. Очень напоминает план строительства коммунизма, который тоже был создан в пик развития Советского Союза. Чем это кончится? Возможно, вместо коммунизма будут Олимпийские игры.

    Рейтинг русскоязычных брокеров бинарных опционов 2020:
    • Бинариум
      Бинариум

      Лидер на рынке! Надежный брокер бинарных опционов, идеальный для новичков! Даёт большой бонус за регистрацию:

    Михаил Арсенин, публицист, писатель
    (из выступления на публичном семинаре polit.ru):

    — Два замечательных текста, практически повторяющих друг друга, — это выступление С.Б. Иванова на питерском форуме и сейчас находящийся в обороте проект Концепции долгосрочного развития России до 2020 года. Это опять освежающие замечательные тексты. Говорится следующее. Скажем, авиационная промышленность. «Мы констатируем: да, сегодня у нас есть неконкурентные самолеты Ту-204 или
    Ил-96, но уже к 2020 году за счет кооперации ведущих мировых фирм-производителей Россия в качестве системного интегратора сделает прорывный проект в области авиастроения». Дальше говорится, что у нас сейчас, конечно, судостроение в полном упадке, но мы уже к 2020 году, а к 2020 году наверняка, завоюем 20% мировых поставок военных судов и не менее 2% мировых поставок гражданских судов. Причем собственную потребность обеспечим сами.
    Это не scientific-fiction, это fantasy. И это фэнтези публикуется в качестве официальных документов, и сильно похоже, что замена пласта содержания пластом пиара в духе детских фантазий становится абсолютно реальной повесткой дня. Я внимательно читаю тексты, это моя работа.

    Комментарий бизнесмена

    Олег Мазуров, генеральный директор
    ОАО «Альянс РОСНО Управление Активами»:
    Концепция долгосрочного социальноэкономического развития России до
    2020 года предполагает следующее.

    «Возвращение российской авиационной промышленности на мировой рынок в качестве третьей по объему произведенной гражданской продукции, достижение 10% уровня мирового рынка продаж гражданской авиационной техники на рубеже 2020—2025 годов».
    — Россия неожиданно может стать страной, куда будут постепенно переноситься производственные мощности мировых автопроизводителей. Вероятно, она способна стать одним из лидеров в производстве гражданской авиации, тем более что у нас для этого есть хорошая база, но требуются государственные инвестиции.

    «Формирование экономически устойчивой, конкурентоспособной, диверсифицированной ракетно-космической промышленности, отвечающей национальным интересам России. Объем промышленной продукции РКП (по сравнению с 2005 годом) увеличится к 2020 году в 1,6 раза, а к 2020 году — в 2,2 раза. Будет обеспечено гарантированное присутствие России в космическом пространстве, доля присутствия продукции РКП на сегментах мирового космического рынка увеличится с 8 до 15%».
    — О цифрах и долях этого рынка судить сложно, потому что желающих занять на нем существенную долю в мире достаточно. Однако ракетно-космический потенциал России действительно велик, особенно в силу исторических обстоятельств. Наличие госзаказа обеспечит восстановление данной отрасли.

    «Объемы производства продукции отечественной судостроительной промышленности по сравнению с их текущим уровнем (2006 год) увеличатся к 2020 году в 1,5 раза, к 2020 году в 2,2 раза и к 2020 году в 3,1 раза. Россия вновь займет место в первой десятке стран — производителей гражданской судостроительной продукции. В сфере экспорта вооружения и военной техники будет обеспечено сохранение устойчивого второго места».
    — Темпы развития отечественной гражданской судостроительной промышленности могут увеличиться только вслед за развитием военной промышленности. В связи с тем что решение этого вопроса зависит от многих неопределенных факторов, перспектива его решения представляется мне на сегодняшний день непонятной.

    «В 2020 году объем продаж продукции электронной промышленности составит не менее 45 млрд руб. в год, в 2025 году — 350 млрд руб. Технологический уровень изделий микроэлектроники в серийном производстве в 2020 году будет соответствовать 0,13—0,09 мкм, в 2025 году — 0,018 мкм. Это позволит решить задачи обеспечения потребностей отраслей страны, в том числе создания стратегически важной аппаратуры и систем, а также уже в 2020 году резко уменьшить долю используемой импортной ЭКБ в общем объеме ее закупок предприятиями радиоэлектронного комплекса».
    — У России нет конкурентных преимуществ в создании дешевой и качественной продукции электронной промышленноcти — это значит, что внутренний спрос на нее будет обеспечен экспортом. Однако электронику для военных нужд почти наверняка эффективнее производить в России. Вот почему я уверен в росте этого рынка, однако, скорее всего, ему не удастся занять существенную долю в общем ВВП страны.

    «Доведение количества строящихся в иностранных государствах крупных (атомных) энергоблоков до пяти — семи; сохранение научно-технологического потенциала, снижение среднего возраста ученых и разработчиков на пять — десять лет к концу рассматриваемого периода; формирование организационных структур, обеспечивающих условия для наращивания присутствия России на мировых рынках высокотехнологичных услуг».
    — На мой взгляд, все эти тезисы базируются на желаемых показателях, однако необходимо анализировать конкретные условия и причины, которые должны возникнуть. К таким условиям относится реализация мер по обеспечению роста рождаемости и предотвращению негативных последствий постоянного старения населения. Без этого нельзя говорить о каком-либо сокращении возраста представителей любой профессии в ближайшие 20—30 лет. Другими факторами являются увеличение количества образовательных учреждений всех уровней, подготовка учителей, приемлемый уровень оплаты труда. Если это не под силу одному государству, то требуется создать условия для частно-государственного партнерства в этой области. Иначе у нас не окажется ни учителей, ни учеников, и соответственно некому будет работать над удвоением ВВП.

    ЖКХ России в перспективе до 2020 года: Президент озвучил основные вехи

    Президент РФ Владимир Путин поручил правительству к 2020г. передать частным операторам объекты ЖКХ всех государственных и муниципальных предприятий, которые осуществляют неэффективное управление.

    Кроме того, В.Путин поручил к 2020г. не менее чем в 1,5 раза снизить количество аварий и чрезвычайных ситуаций при производстве, транспортировке и распределении коммунальных ресурсов.

    К 2020г. необходимо снизить технологические потери коммунальных ресурсов при их транспортировке по сетям до нормативного уровня.

    Между тем к 2020г. правительству поручено организовать процесс модернизации коммунальной инфраструктуры до нормативного уровня износа основных фондов.

    В срок до 15 ноября 2020г. президент поручил утвердить комплекс мер по подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров для обеспечения эффективного управления в сфере ЖКХ.

    Генеральной прокуратуре РФ, Министерству внутренних дел и Федеральной антимонопольной службой поручено принять дополнительные меры, направленные на выявление и пресечение правонарушений в деятельности организаций, осуществляющих управление жилищным фондом, его эксплуатацию и обслуживание.

    Региональным властям поручено принять меры, направленные на расторжение договоров с предприятиями ЖКХ, систематически не выполняющими обязательства по предоставлению соответствующих услуг.

    Органам исполнительной власти субъектов Федерации президент рекомендовал до 1 ноября 2020г. провести проверку муниципальных предприятий ЖКХ для выявления признаков аффилированности их руководителей и должностных лиц органов госвласти и местного самоуправления.

    Ранее В.Путин сообщал, что на первичное восстановление фондов ЖКХ требуется свыше 9 трлн руб. «Если не изменим ситуацию в целом, эта цифра будет расти», — добавил он.

    Президент указал на необходимость привлекать в сферу ЖКХ частные инвестиции, однако признал, что в настоящее время этот рынок просто неинтересен бизнесу. «Причины известны: непрозрачность финансовых процедур, коррупция и кумовство», — сказал В.Путин.

    Озвучены основные риски 2020 года

    Умер Эдуард Лимонов

    Главное сейчас

    Новости все материалы

    Больше новостей

    «Догоним и перегоним»: Давыдов предложил поднять для Челябинска прогнозные показатели, озвученные в «Стратегии – 2020»

    Сити-менеджер Челябинска Сергей Давыдов считает, что индикативные показатели, приведенные в «Стратегии экономического развития Челябинской области до 2020 года», представленной врио губернатора Борисом Дубровским, можно рассматривать как минимальные, а это означает, что областной центр должен добиться больших результатов при ее реализации. По словам градоначальника, уровень заработной платы в городе к 2020 году может вырасти в два раза, а продолжительность жизни – до 76 лет.

    Как передает корреспондент Накануне.RU, экспертный совет сегодня обсудил схему реализации «Стратегии 2020» в администрации города. Директор челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Сергей Зырянов, возглавивший экспертов, сообщил, что основными задачами сейчас является доведение параметров документа до населения и сбор предложений от горожан.

    Глава администрации Сергей Давыдов отметил, что в «Стратегии 2020» озвучены минимальные показатели, которые Челябинск должен превысить, поскольку обладает большим потенциалом, чем другие муниципалитеты области.

    «Планка минимальна, никто ее не запрещает поднять. Это вполне реально. Наша задача рассеять пессимизм. Пессимизм – это состояние души, которое не позволяет что-то делать для города», — пояснил сити-менеджер.

    Он считает, что продолжительность жизни в Челябинске можно поднять до 76 лет (в документе – с 64 до 74 лет), а уровень заработной платы к 2020 году должен вырасти в два раза, а не в 1,8 раз как озвучено. Давыдов сообщил, что для достижения этих параметров в городе есть все возможности – развивается спорт, из бюджета в 2020 году выделено дополнительно 100 млн руб. на ремонт больниц.

    Эксперты предложили создать площадку для общественного обсуждения стратегии на базе сайта министерства экономического развития региона. Также было предложено выносить на общественное обсуждение госзакупки, стоимость которых превышает 250 млн руб. (в стратегии – от 500 млн руб.), ввести поощрения для инвесторов в виде вручения каких-либо премий и информационного сопровождения проектов в СМИ, создать программу по развитию потребительского рынка на уровне города, чтобы помочь бизнесу и следовательно повысить поступления налогов в бюджет.

    Теперь экспертам предстоит собрать мнения в трудовых коллективах, где они работают, после чего будет создан документ с рекомендациями.

    Лучшие брокеры БО с минимальным депозитом и бонусом за регистрацию:
    • Бинариум
      Бинариум

      Лидер на рынке! Надежный брокер бинарных опционов, идеальный для новичков! Даёт большой бонус за регистрацию:

  • Добавить комментарий